Сайт Раённай газеты Міёрскія навіны
 
Навигация на сайте:
» Грамадства » "Воздушные регулировщики" любят небо и Миорщину
Поиск:
Рубрыкі
Выбары прэзідэнта 2015 Афіцыйна Эканоміка і права Пытайцеся—адказваем Здарэнні Грамадства Моладзь / Год моладзі Вясковае жыццё Культура Рэлігія Гісторыя краю, Міёрам 500 Здароўе Спорт і турызм Прырода і экалогія Пошта Літаратурная старонка Адукацыя і школа Юбілей Сямейны лад Жыве памяць Падшыўка 70 год Вялікай Перамогі Рознае...
Каляндар
«    Ліпень 2020    »
ПнАўСрЧцПтСбНд
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
Святы


 
Кнопка сайта
Мы будем очень благодарны, если вы установите на своём сайте нашу кнопку или просто текстовую ссылку на наш сайт.

[ Получить код кнопки]
Партнеры сайта

 
 
3-11-2015, 15:43 Грамадства  ] • "Воздушные регулировщики" любят небо и Миорщину   |  
 
Назва: "Паветраныя рэгуліроўшчыкі" любяць неба і Міёршчыну      

"Воздушные регулировщики"  любят небо  и Миорщину В небе над Миорами, судя по словам руководителя полетов Минского районного диспетчерского центра Виктора Чепуленка, отнюдь не пусто. Над совсем, казалось бы, неприметным райцентром пролегают воздушные пути самолетов из многих стран мира. Даже из Арабских Эмиратов в Америку и Канаду "Боинги" летят транзитом через Миорщину. Эти места авиадиспетчер любит. Родился в Перебродье и сейчас, будучи очень занятым человеком, приезжает навестить отца Марьяна Иосифовича.

 

 

му уже 80 лет,—рассказывает Виктор Чепуленок,—но по 8 километров каждый день на велосипеде проезжает без проблем. Часто его видят прогуливающимся по деревне. Раньше был электриком в местном хозяйстве, а сейчас уже на пенсии. Любит Перебродье. Разговаривает, в основном, на белорусском языке и интересуется народной песней.
Обо всем этом и о многом другом только-только приехавший из Минска собеседник рассказал мне на праздновании Дня города Миор шестого июля. Мы тогда встретились первый раз и успели содержательно поговорить. Меня интересовала, преимущественно, биография выдающегося земляка.
Оказывается, стаж работы авиадиспетчером у Виктора Чепуленка более тридцати лет. Сейчас уже многоопытный работник вспоминает, что учился в Перебродской школе одновременно с младшим братом Вадимом. Несмотря на разницу в возрасте в 10 лет, оба окончили ее с золотыми медалями и пошли по одной профессиональной тропе. Виктор поступил в Ленинградскую академию гражданской авиации, а брат—в Минский радиотехнический институт, а затем—в украинскую летную академию в Кировограде.
—Я 100 часов отлетал штурманом на учебных АН-24 и ИЛ-18,—вспоминает Виктор.— Управляли мощными машинами пилоты летного отряда академии. У каждого из них за плечами немалый опыт работы в воздухе. Ну а я учился ориентироваться на местности, определять маршрут и местоположение самолета.
После окончания академии с красным дипломом должен был ехать в Москву по распределению. Но был перенаправлен в Вильнюс. В столице Литвы занимал должность, идентичную настоящей—был авиадиспетчером Вильнюсского районного диспетчерского центра. Спустя 13 лет переехал в Минск.
…Заходим в зал аэродромного диспетчерского центра Национального аэропорта "Минск-2". Здесь своя непередаваемая атмосфера. Поглядишь на спокойные лица диспетчеров и невольно восхитишься. В пять смен они внимательно следят за двигающимися  на мониторах точками—самолётами, общаются с пилотами "Боингов" на "чистом" английском и в долю секунды предотвращают катастрофы щелчком мыши. Не супергерои ли?
—У нас нет случайных людей,—задумчиво отмечает руководитель полетов.—Работают здесь профессионалы, и пришли сюда они осознанно. Если пилот сидит за штурвалом только одного самолета, то авиадиспетчер—за несколькими сразу. Психически неустойчивым людям вряд ли по душе придется такая работа.
—В первую очередь следим за тем, чтобы самолеты в небе не сблизились на опасное расстояние,—продолжаются объяснения.—У каждого диспетчера, а их в моем подчинении 18, несколько мониторов перед глазами. Ведется наблюдение и за погодными условиями в аэропорту. Информация об этом обновляется через каждые тридцать минут. Неотъемлемый атрибут—схематичное изображение неба с данными о воздушных судах.
 "Небесный командир" рассказал, что сейчас "авиадиспетчерит" вместе с братом. О работе отозвался с трепетом—она красивая. Хоть картины пиши с тех видов, которые можно наблюдать каждый день из окна.
Смена Виктора Чепулёнка, руководителя полётов, закончилась с утра в девять. Теперь Вадим Чепулёнок усаживается за большой монитор. Цифры, коды, непонятные слова. "На каждый самолёт есть формуляр сопровождения,—объясняет Вадим Марьянович.—Открыв его, узнаем номер рейса, высоту и скорость полёта, номер взлётно-посадочной полосы. Стрелочка вверх—взлетает, вниз—снижается. Нам можно вносить коррективы прямо отсюда. На уровне автоматики данные поступают на борт, и пилоты незамедлительно следуют указаниям".
—Если сравнивать наш центр и соседний, то разница и в высотах контроля,—говорит старший диспетчер Вадим Чепулёнок.—У нас это 6 километров, у коллег—выше. 
"Умная техника" следит практически за всеми процессами в небе и на взлетной полосе. Но рядом с мониторами лежит бинокль. Сотрудники время от времени отрываются от экранов и смотрят через линзы увеличительного прибора вниз, на аэродром.
Смотрю и я в огромное окно на всю стену. Старший диспетчер предупреждает: "Сейчас возьмём бинокль и убедимся, выпустил ли авиалайнер шасси. А то уже был случай". Это на австрийском  рейсе, когда самолёт заходил на посадку, в "Боинге" не сработал индикатор выпуска одной группы колёс. Вот он полтора часа и кружил в зоне ожидания аэропорта, пробуя "вытряхнуть" якобы застрявший механизм.
Звонит стационарный телефон, белорусский пилот запрашивает разрешение на посадку, уточняет геоданные. Но зачем общаться белорусу с белорусом на английском? "А это международная норма. В случае ЧП, конечно, можно перейти на русский. Но это исключено, если за штурвалом немец или поляк",—улыбаясь, раскрывает причину Вадим Марьянович.
—А как же сложно изъясняться с американцами,—тут же вспоминает многострадальный опыт. —У них сленг, язык своеобразный. Сокращение какое-то или непонятное слово—и всё, друг друга не понимаем. А на счету каждая секунда!
Гигантская "железная птица" тем временем заходит на посадку. В небе, чуть выше горизонта, вижу блестящую точку. Зал заметно оживляется. Сколько людей в одном помещении! И все они "жмут" бедного пилота указаниями?
Нет. Чтобы диспетчеры не мешали друг другу, каждый выполняет свою часть работы. Например, молодой парень с крайнего компьютера—диспетчер подхода. Контролирует полёт самолёта перед посадкой. Потом, на определённом этапе, он передаёт эстафету диспетчеру круга. И заканчивается цепочка диспетчерами старта и руления.
Теперь всё понятно. "Работёнка" не для слабонервных.
Небо Беларуси ежедневно находится под чутким взором смены авиадиспетчеров Виктора и Вадима Чепулёнков или их коллег из четырех других смен. И наверняка в воздухе ничего не случится, пока его контролируют. Пока их внимательный взор направлен в небо, а "воздушными крейсерами" управляют опытные пилоты. В этом убежден "воздушный регулировщик". 
Игорь МАТЕЛЕНОК, студент Института журналистики БГУ.

Ему уже 80 лет,—рассказывает Виктор Чепуленок,—но по 8 километров каждый день на велосипеде проезжает без проблем. Часто его видят прогуливающимся по деревне. Раньше был электриком в местном хозяйстве, а сейчас уже на пенсии. Любит Перебродье. Разговаривает, в основном, на белорусском языке и интересуется народной песней.

 

Обо всем этом и о многом другом только-только приехавший из Минска собеседник рассказал мне на праздновании Дня города Миор шестого июля. Мы тогда встретились первый раз и успели содержательно поговорить. Меня интересовала, преимущественно, биография выдающегося земляка.

 

"Воздушные регулировщики"  любят небо  и Миорщину Оказывается, стаж работы авиадиспетчером у Виктора Чепуленка более тридцати лет. Сейчас уже многоопытный работник вспоминает, что учился в Перебродской школе одновременно с младшим братом Вадимом. Несмотря на разницу в возрасте в 10 лет, оба окончили ее с золотыми медалями и пошли по одной профессиональной тропе. Виктор поступил в Ленинградскую академию гражданской авиации, а брат—в Минский радиотехнический институт, а затем—в украинскую летную академию в Кировограде.

 

—Я 100 часов отлетал штурманом на учебных АН-24 и ИЛ-18,—вспоминает Виктор.— Управляли мощными машинами пилоты летного отряда академии. У каждого из них за плечами немалый опыт работы в воздухе. Ну а я учился ориентироваться на местности, определять маршрут и местоположение самолета.

После окончания академии с красным дипломом должен был ехать в Москву по распределению. Но был перенаправлен в Вильнюс. В столице Литвы занимал должность, идентичную настоящей—был авиадиспетчером Вильнюсского районного диспетчерского центра. Спустя 13 лет переехал в Минск.

 

…Заходим в зал аэродромного диспетчерского центра Национального аэропорта "Минск-2". Здесь своя непередаваемая атмосфера. Поглядишь на спокойные лица диспетчеров и невольно восхитишься. В пять смен они внимательно следят за двигающимися  на мониторах точками—самолётами, общаются с пилотами "Боингов" на "чистом" английском и в долю секунды предотвращают катастрофы щелчком мыши. Не супергерои ли?

 

—У нас нет случайных людей,—задумчиво отмечает руководитель полетов.—Работают здесь профессионалы, и пришли сюда они осознанно. Если пилот сидит за штурвалом только одного самолета, то авиадиспетчер—за несколькими сразу. Психически неустойчивым людям вряд ли по душе придется такая работа.—В первую очередь следим за тем, чтобы самолеты в небе не сблизились на опасное расстояние,—продолжаются объяснения.—У каждого диспетчера, а их в моем подчинении 18, несколько мониторов перед глазами. Ведется наблюдение и за погодными условиями в аэропорту. Информация об этом обновляется через каждые тридцать минут. Неотъемлемый атрибут—схематичное изображение неба с данными о воздушных судах. "Небесный командир" рассказал, что сейчас "авиадиспетчерит" вместе с братом. О работе отозвался с трепетом—она красивая. Хоть картины пиши с тех видов, которые можно наблюдать каждый день из окна.

 

Смена Виктора Чепулёнка, руководителя полётов, закончилась с утра в девять. Теперь Вадим Чепулёнок усаживается за большой монитор. Цифры, коды, непонятные слова. "На каждый самолёт есть формуляр сопровождения,—объясняет Вадим Марьянович.—Открыв его, узнаем номер рейса, высоту и скорость полёта, номер взлётно-посадочной полосы. Стрелочка вверх—взлетает, вниз—снижается. Нам можно вносить коррективы прямо отсюда. На уровне автоматики данные поступают на борт, и пилоты незамедлительно следуют указаниям".—Если сравнивать наш центр и соседний, то разница и в высотах контроля,—говорит старший диспетчер Вадим Чепулёнок.—У нас это 6 километров, у коллег—выше. "Умная техника" следит практически за всеми процессами в небе и на взлетной полосе. Но рядом с мониторами лежит бинокль. Сотрудники время от времени отрываются от экранов и смотрят через линзы увеличительного прибора вниз, на аэродром.

 

"Воздушные регулировщики"  любят небо  и Миорщину Смотрю и я в огромное окно на всю стену. Старший диспетчер предупреждает: "Сейчас возьмём бинокль и убедимся, выпустил ли авиалайнер шасси. А то уже был случай". Это на австрийском  рейсе, когда самолёт заходил на посадку, в "Боинге" не сработал индикатор выпуска одной группы колёс. Вот он полтора часа и кружил в зоне ожидания аэропорта, пробуя "вытряхнуть" якобы застрявший механизм.Звонит стационарный телефон, белорусский пилот запрашивает разрешение на посадку, уточняет геоданные. Но зачем общаться белорусу с белорусом на английском? "А это международная норма. В случае ЧП, конечно, можно перейти на русский. Но это исключено, если за штурвалом немец или поляк",—улыбаясь, раскрывает причину Вадим Марьянович.—А как же сложно изъясняться с американцами,—тут же вспоминает многострадальный опыт. —У них сленг, язык своеобразный. Сокращение какое-то или непонятное слово—и всё, друг друга не понимаем. А на счету каждая секунда!Гигантская "железная птица" тем временем заходит на посадку.

 

В небе, чуть выше горизонта, вижу блестящую точку. Зал заметно оживляется. Сколько людей в одном помещении! И все они "жмут" бедного пилота указаниями?Нет. Чтобы диспетчеры не мешали друг другу, каждый выполняет свою часть работы. Например, молодой парень с крайнего компьютера—диспетчер подхода. Контролирует полёт самолёта перед посадкой. Потом, на определённом этапе, он передаёт эстафету диспетчеру круга. И заканчивается цепочка диспетчерами старта и руления.Теперь всё понятно. "Работёнка" не для слабонервных.Небо Беларуси ежедневно находится под чутким взором смены авиадиспетчеров Виктора и Вадима Чепулёнков или их коллег из четырех других смен. И наверняка в воздухе ничего не случится, пока его контролируют. Пока их внимательный взор направлен в небо, а "воздушными крейсерами" управляют опытные пилоты. В этом убежден "воздушный регулировщик".

 

 Игорь МАТЕЛЕНОК, студент

Института журналистики БГУ.

 


 (галасоў: 0)

  [group=5]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
[/group]
Другие новости по теме:



   
Надвор'е ў Міёрах
Папулярныя артыкулы
 
АРХІЎ НАВІН
Лістапад 2015 (48)
Кастрычнік 2015 (101)
Верасень 2015 (88)
Жнівень 2015 (10)
Ліпень 2015 (38)
Чэрвень 2015 (149)
 
Госці краін
Flag Counter
Рэклама
Витебское областное управление МЧС
 

Галоўная Правілы Статыстыка Зваротная сувязь
Яндекс.Метрика
2010-2017 © рэдакцыя газеты "Міёрскі навіны"
Распрацоўка і падтрымка сайта Elizar